top of page
  • Фото автораgoislit

Радость на полупальцах

Театр Станиславского и Немировича-Данченко представил постановки Акрама Хана и Шарон Эяль. Оба хореографа, сегодня находящиеся на гребне профессионального успеха и востребованности, хорошо известны в России, но до нынешней премьеры в репертуаре отечественных компаний представлены не были.

Акрам Хан завоевывал московскую публику больше десяти лет со своей труппой, в дуэте с Сильви Гиллем, - пока не стал настоящим священным чудовищем благодаря недавней авторской версии "Жизели". Ее показал в Большом театре Английский национальный балет. Шарон Эяль, напротив, завоевала внимание мгновенно, появившись на гребне интереса к современной хореографии и одному из ее радикальных проявлений - израильскому танцу и стилю гага.

Худрук балета Театра Станиславского и Немировича-Данченко Лоран Илер выбрал их проверенные хиты. Kaash (в переводе с хинди - "Если бы") - первая крупная постановка Акрама Хана. Она была создана в 2002 году, когда выходец из Бангладеш с британским паспортом, уже прославившийся как танцовщик и хореограф, организовал свою компанию и начал ставить многофигурные композиции. Autodance был впервые представлен Эяль с постоянным соавтором Гаем Бехаром в 2018 году в Гетеборге.

Оба спектакля - это высказывания хореографов на тему мироустройства. В первом случае - этот путь можно увидеть в оформлении Аниша Капура сквозь призму индийской философии и европейского театрального опыта. Во втором - под вынимающее душу техно Ори Личтика, с мужской и женской частями труппы в виде андрогинов в одинаковых телесных трико, на полупальцах и полусогнутых ногах, гуськом вышагивающих в безвоздушном пространстве по периметру сцены.

С одинаковой тщательностью стремятся освоить эти разные стили и танцовщики Театра Станиславского. Но там, где хореография ждет энергии, решительности и напора, они предлагают аккуратность и дисциплинированность. Возможно, это объясняется тем, в Москву постановки переносили ассистенты. Тем не менее укачивающий ритм Autodance удалось прорвать Максиму Севагину, чье единственное соло стало и смысловым, и энергетическим стержнем спектакля. Не менее впечатляющим оказался дебют в Kaash, премьера Дмитрия Соболевского.

Но соединение Kaash и Autodance в одной программе с возобновлением "Кончерто Барокко" Баланчина не позволяло отстраниться от мыслей о сиюминутной радости самого радикального танца сегодняшнего дня. В "Кончерто Барокко" главную скрипку, вопреки традиции, сыграли не две соревнующиеся балерины, а их партнер Георги Смилевски, заканчивающий 28-й профессиональный сезон.

Мы приучены к тому, что еще не так давно премьеры готовились годами, появлялись далеко не каждый сезон и каждая обязана была стать событием и новым словом в искусстве. Французский балетный худрук Театра Станиславского предлагает калейдоскопическую смену впечатлений. Пятый год он стремится сделать для москвичей то, что когда-то сделал для парижан Рудольф Нуреев: отбросить стереотипы и просто наслаждаться танцем.




0 просмотров0 комментариев

Kommentare


bottom of page